Бесплатная горячая линия

8 800 700-88-16
Главная - Другое - Стоит ли соглашается на особый судебный процесс если обвинение тяжкое

Стоит ли соглашается на особый судебный процесс если обвинение тяжкое

Стоит ли соглашается на особый судебный процесс если обвинение тяжкое

Легкий приговор


Пленум Верховного суда России одобрил проект поправок в УПК, запрещающих рассматривать в особом порядке дела по обвинениям в тяжких преступлениях. Фото: Алексей Куденко / РИА Новости Особый порядок — это сокращенная до минимума судебная процедура. Считается, что вина человека полностью доказана и долго разбираться нет смысла: обвиняемому просто выносят приговор.

«Принципиальное условие для применения процедуры особого порядка рассмотрения уголовного дела — добровольное согласие обвиняемого, — пояснил «

РГ» председатель правления Ассоциации юристов России Владимир Груздев.

— Данный порядок применяется, когда вина человека не вызывает сомнений и даже он сам с этим не спорит. Особый порядок позволяет избежать формальностей там, где они не нужны, тем самым сэкономить время и финансовые ресурсы».За согласие на ускоренную процедуру человек получает смягчение в наказании. То есть ему не придется сидеть лишних несколько месяцев, а то и лет.»Но нельзя забывать юридическую аксиому: признание не является царицей доказательств, следствие в любом случае должно собрать достаточную доказательную базу, подтверждающую виновность человека, — подчеркивает Владимир Груздев.

— А суд, прежде чем рассмотреть дело в особом порядке, должен выяснить, насколько добровольно человек согласился на такую процедуру, не оказывалось ли на него незаконного давления.

При этом надо подчеркнуть, что данный порядок вводился законодателем для процессуальной экономии по делам, не представляющим серьезной общественной опасности. Что же касается тяжких преступлений, то здесь крайне важно обеспечить гарантии справедливого разбирательства, которое возможно только при несокращенной судебной процедуре».Между тем, как отметили в Верховном суде страны, процент дел, рассмотренных в особом порядке, растет уже несколько лет.

В итоге до 70 процентов приговоров вынесены в особом порядке. Из осужденных за тяжкие преступления дело каждого шестого было рассмотрено именно так.Всего в 2018 году в особом порядке было рассмотрено 560 тысяч уголовных делО проблемах особого порядка говорил в своем докладе в среду Совету Федерации и Генеральный прокурор Юрий Чайка. По его мнению, то, что более две трети дел рассматривается судом в особом порядке, без исследования доказательств, еще на досудебной стадии формирует отношение к ним, как к не требующим значительных трудозатрат.Как считает Генпрокурор, сохранение существующего удельного веса дел, рассматриваемых по упрощенным процедурам, грозит утратой накопленного десятилетиями уникального опыта интеллектуального состязания сторон обвинения и защиты, значительным снижением профессионализма работников.

А главное — ошибками при решении судеб людей.»В конце прошлого года мы совместно с Верховным судом обсудили эти проблемы. Видим их решение в установлении законодателем ограничений на рассмотрение в особом порядке только дел о преступлениях небольшой и средней тяжести»,- подытожил глава надзорного ведомства.Проект пленума Верховного суда предлагает ограничить применение особого порядка судебного разбирательства уголовными делами о преступлениях небольшой и средней тяжести. К ним в соответствии со статьей 15 Уголовного кодекса относятся умышленные деяния, за совершение которых максимальное наказание не превышает 5 лет лишения свободы, а также все неосторожные деяния.Как отмечают эксперты, в случае принятия поправок суды не будут рассматривать по сокращенной процедуре, то есть без тщательного изучения всех материалов, дела по умышленным преступлениям, за которые предусмотрено наказание свыше 5 лет лишения свободы.

В том числе в этот разряд попадают обвинения о мошенничестве в крупном и особо крупном размерах, совершенном организованной группой, торговля наркотиками в крупном размере и другие.

Кроме того, проект предлагает закрепить в законе возможность прекращения дела в особом порядке, если подсудимый впервые совершил нетяжкое преступление и возместил ущерб.

В таком случае гражданину могут назначить судебный штраф, но при этом судимости у него не будет. Власть Право Уголовное право Судебная власть Суды общей юрисдикции Верховный суд Уголовное законодательство

Последнее слово подсудимого

Последнее слово всегда остается за подсудимым. При этом во время произнесения последнего слова никто из участников процесса не может задавать подсудимому вопросы.

Продолжительность последнего слова не может быть ограничена судом, кроме случаев, когда подсудимый говорит о том, что не относится к делу. Но, как правило, суд никогда не перебивает подсудимого в его последнем слове.

Обычно в последнем слове повторяются доводы, изложенные в прениях.

Я бы не рекомендовал повторяться. Считаю, что последнее слово должно быть умеренно эмоциональным и по существу. В нем следует сделать упор на чисто человеческие понятия, например, на несправедливость озвученного прокурором наказания или недоказанность обвинения, на наличие смягчающих вину обстоятельств, а в случае признания вины – раскаяние в содеянном.

Сделка с последствием

На состоявшейся во вторник коллегии Генпрокуратуры глава надзорного ведомства Юрий Чайка вновь вернулся к не раз обсуждавшейся острой теме применения особого порядка судопроизводства. Это упрощенная процедура, которая применяется, если человек согласен с обвинениями.

В отличие от обычного процесса, рассмотрение дела в особом порядке происходит за одно-два заседания.

Фото: Сергей Михеев/РГ Чайка предложил рассматривать в особом порядке только дела о преступлениях небольшой и средней тяжести.В 2018 году российскими судами в особом порядке было рассмотрено 560 тысяч уголовных дел, по которым были осуждены 480 тысяч человекСвое предложение он высказал сразу после выступления Владимира Путина, который заявил о том, что рассмотрение дел в особом порядке

«важный, конечно, инструмент, но он не должен служить прикрытием некачественной, некомпетентной работы в сфере следствия»

. По мнению главы государства, если есть сомнения в доказанности обвинения, в добровольности и осознанности заявления обвиняемым такого ходатайства, нужно требовать рассмотрения дела в обычном порядке.Особый порядок судебного разбирательства был установлен в России в 2002 году, когда в Уголовно-процессуальный кодекс была введена глава 40 УПК.

В 2009 году в УПК появилась дополнительная глава 40.1 об «Особом порядке принятия судебного решения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве». Введение особого порядка, по мнению законодателей, должно было значительно сократить время, которое уходило как на расследование, так и на рассмотрение дела в суде.В отличие от обычного процесса, который может растянуться на многие месяцы, рассмотрение дела в особом порядке происходит за одно-два заседания и занимает всего несколько часов.Во время этого процесса не исследуются доказательства обвинения и не допрашиваются свидетели.
Введение особого порядка, по мнению законодателей, должно было значительно сократить время, которое уходило как на расследование, так и на рассмотрение дела в суде.В отличие от обычного процесса, который может растянуться на многие месяцы, рассмотрение дела в особом порядке происходит за одно-два заседания и занимает всего несколько часов.Во время этого процесса не исследуются доказательства обвинения и не допрашиваются свидетели.

При этом наказание подсудимому не может превышать двух третей от максимального срока. В то же время особый порядок не может быть применен, если наказание за совершенное преступление предусматривает более 10 лет лишения свободы.Согласно анализу судебных решений, судами в особом порядке, как правило, рассматриваются дела, не представляющие особой сложности.

В подавляющем большинстве особый порядок касается самых «массовых» дел о кражах и незаконном обороте наркотиков.

Всего же в 2018 году было рассмотрено в особом порядке 560 тысяч уголовных дел, по которым были осуждены 480 тысяч человек.

«Убежден, что удельный вес дел, рассматриваемых в особом порядке, должен быть значительно снижен»

, — заявил Юрий Чайка. Особый порядок неприменим к статьям УК, за которые предусмотрено более 10 лет лишения свободы.

Фото: Алексей Булатов / Комсомольская правда По его мнению, чрезмерное использование особого порядка ухудшает качество расследования.

Такой упрощенный подход, по его данным, применяется практически по 70 процентам дел.

«В конце прошлого года мы совместно с Верховным судом обсудили эти проблемы, видим их решение в установлении законодателем ограничений на рассмотрение в особом порядке только дел о преступлениях небольшой и средней тяжести»

, — сообщил Генеральный прокурор.В качестве примера он привел принципиальную позицию отдельных прокуроров, которые при малейших сомнениях в доказанности вины обвиняемого требовали рассмотрения в обычном режиме. Например, в Алтайском крае доля уголовных дел, рассмотренных судом в упрощенном порядке, за последние пять лет сократилась с 83 процентов до 48, а по делам военных следователей и дознавателей показатель меньше восьми процентов.»Понятно, что следователи, прокуроры и судьи при этом столкнутся с дополнительными сложностями, обусловленными повышением требовательности к качеству работы, увеличением ее объемов, — подчеркнул Чайка.Но сохранение существующего положения дел, по его мнению, грозит утратой накопленного десятилетиями уникального опыта интеллектуального состязания сторон обвинения и защиты, значительным снижением профессионализма работников, а главное — ошибками при решении судеб граждан.Согласно анализу судебных решений, судами в особом порядке, как правило, рассматриваются дела, не представляющие особой сложностиКроме того, особый порядок применяется при заключении досудебных соглашений, которые еще называют сделками с правосудием. Например, участник банды может дать показание на остальных подельников, получая взамен смягчение наказания.

В Следственном комитете России не стали комментировать заявление Генпрокурора.Ведущие правоведы подтвердили «Российской газете», что затронута важная проблема.Председатель правления Ассоциации юристов России Владимир Груздев напомнил, что особый порядок применяется в тех случаях, когда обвиняемый согласен с обвинениями.- Как обратили внимание президент России и Генеральный прокурор РФ, такая процедура может давать почву для недочетов со стороны следствия, — считает Груздев — У правозащитников возникают подозрения, что люди часто соглашаются на особый порядок не добровольно, а под давлением правоохранительных органов. Поскольку при особом порядке не исследуются доказательства, то такая процедура становится удобной для следователей. Особый порядок позволяет экономить и время, и ресурсы, снижая нагрузку на правоохранительную систему.

Обвиняемым, признающим свою вину, это тоже удобно, так как избавляет их от излишних в данном случае формальностей и смягчает наказание.

Но жертвовать принципами правосудия ради удобства нельзя.Считаю, что предложение ограничить применение особого порядка делами небольшой и средней тяжести может быть правильным.

Но при этом права обвиняемых в тяжких преступлениях пострадать не должны.

Чтобы особый порядок не становился в некоторых случаях ширмой, прикрывающей произвол следователей, необходимо также повышать гарантии прав подозреваемых и обвиняемых, в первую очередь права на защиту. То есть надо повышать возможности адвокатов.Президент Федеральной палаты адвокатов Юрий Пилипенко сообщил «РГ», что адвокатура против сугубо формального подхода к этой проблеме.- Мы надеемся, что поручение Генерального прокурора будет исполняться по существу, то есть путем повышения качества предварительного расследования, — считает Пилипенко. — К сожалению, в последние годы сотрудники правоохранительных органов при производстве следствия настроены на высокие показатели по особому порядку, что часто приводит к нарушениям прав граждан, лишенных полноценной защиты.

Более 70 процентов дел, рассматриваемых в особом порядке, — цифры, которые не очень сочетаются со справедливым и всесторонним расследованием.Доктор юридических наук, заслуженный юрист России Иван Соловьев полагает, что такие сделки неоднозначно себя зарекомендовали.- С одной стороны, этот механизм помогает выявить всю картину преступной деятельности и изобличить максимальное количество лиц, причастных у совершенному преступлению, — обращает внимание Соловьев. — С другой — сделка подчас становится площадкой для оговора неугодного должностного лица или просто человека.

Ведь чтобы смягчить наказание себе или вовсе выбраться на свободу, некоторые индивидуумы готовы и маму родную оговорить. Думаю, что стоит пересмотреть перечень категорий преступлений, по которым возможно заключение таких соглашений. Кроме того, необходимо усилить контроль и прокурорский надзор за этими механизмами, чтобы соблюдались все заложенные законодателем условия, достигались и общественно полезные цели.
Кроме того, необходимо усилить контроль и прокурорский надзор за этими механизмами, чтобы соблюдались все заложенные законодателем условия, достигались и общественно полезные цели.

Также целесообразно рассмотреть вопрос о введении более жестких критериев и условий возможности заключения таких сделок.Адвокат, управляющий партнер юридической фирмы «Интеллектуальный капитал» Роман Скляр обратил внимание на то, что для применения особого порядка судебного разбирательства необходимо согласие государственного обвинителя — прокурора.- Очевидно, в ближайшее время государственные обвинители такое согласие будут давать существенно реже, — полагает адвокат Скляр, — Но в дальнейшем, на мой взгляд, все вернется к сегодняшней ситуации, так как для того, чтобы существенно сократить процент принятия судебных решений в особом порядке, необходимы системные изменения в правоохранительной и судебной системе, в первую очередь связанные со снижением нагрузки на следователей, на экспертов и на судей. Сейчас экспертизы проходят по несколько месяцев, иногда до полугода, при увеличении количества дел, рассматриваемых в общем порядке, этот срок еще увеличится, соответственно, возрастут расходы бюджета на осуществление правосудия.А как у нихКак пояснил «Российской газете» партнер крупной международной юридической компании Алексей Гавришев, «законодателем моды» в сделках со следствием по сути является практика США. Многие страны, в том числе европейские, переняли эту модель.

Но при этом, несмотря на трансформацию модели США на другие страны, в странах Европы (в Германии, например) введены ограничения.

Эти ограничения не позволяют судьям неформально заключать сделки и устанавливают законодательную необходимость исследовать доказательства вины и всех фактов, изложенных подозреваемым.

Так как большинство подобных сделок в Европе заключается неформально.Подготовили Владислав Куликов, Иван Петров. Власть Право Уголовное право Правительство Генпрокуратура Законопроекты и комментарии Уголовное законодательство

Проблематика применения особого порядка на практике

Если абстрагироваться от современных реалий, то может показаться, что рассмотрение дела в упрощенном порядке – это отличная возможность для подсудимых получить наказание ниже минимального количества, установленного Уголовным кодексом.

Как было сказано выше, примерно 50% уголовных дел рассматриваются именно в таком порядке. Но, если задуматься: какое количество подсудимых идут на такой шаг добровольно? Разумеется, их не заставляют под пытками подавать ходатайство на рассмотрение дела в свободном порядке, но, поняв всю бесперспективность своего положения, они добровольно соглашаются на этот шаг.

Этому способствует красочное описание жизни за решеткой в исполнении представителей правоохранительных органов. Противостоять подобному напору способен далеко не каждый человек, которого «назначили» виновным.

Сомневаться в том, что под следствие, а затем в суд попадают невиновные люди, не приходится. Согласно официальной статистике за последние три года количество таковых 15 000 человек, но реальная цифра больше.

По идее не допустить согласие на составление заявления о рассмотрении дела в упрощенном порядке должен адвокат, но у большинства россиян попросту нет денег, чтобы платить за его услуги, а защитнику, выделенному государством, не интересны проблемы подопечного. Количество оправданных подзащитных на его зарплату влияет не сильно.

Таким образом, можно с уверенностью заявить, что рассмотрение дел в особом порядке – это далеко не всегда абсолютное благо для обвиняемого. Это скорее возможность снизить напор маховика отечественного правосудия.

Сообщение об ошибке

Адрес страницы, содержащей ошибку:* Неверно заполненное поле Текст, содержащий ошибку* Неверно заполненное поле Ваш браузер* Internet Explorer 6.x Internet Explorer 7.x Internet Explorer 8.x Mozilla FireFox 1.x Mozilla FireFox 2.x Mozilla FireFox 3.x Opera Google Chrome Apple Safari 2.x Apple Safari 3.x Другой браузер Неверно заполненное поле Правильный текст или предложения по улучшению* Неверно заполненное поле Имя пользователя* Неверно заполненное поле E-mail пользователя* Неверно заполненное поле Текст сообщения* Неверно заполненное поле IP адрес* Неверно заполненное поле Код безопасности * Enable Javascript for audio controls

Почему почти никого из обвиняемых по уголовным делам не оправдают

Прокуроры достаточно уверенно чувствуют себя в суде, так как знают, что судья вряд ли решится их обидеть Фото www.belarus.by Практически никто из обвиняемых в уголовном преступлении не может сколько-нибудь серьезно надеяться на оправдательный приговор.

Такова реальность, об этом говорит статистика. А она, как известно, вещь упрямая и объективная, если только не пытаться манипулировать цифрами.

Более того, статистика дает если и не неожиданный, то четкий ответ на вопрос: почему в уголовных коллегиях судов наблюдается устойчивый обвинительный уклон.

Становится также понятно, почему в системе арбитражных судов (в отличие от судов общей юрисдикции) нет какого-либо очевидного уклона в решениях, почему они смелее в своих действиях…Итак, каждый судья в России выносит от 0,16 до 0,24 оправдательных приговоров в год. То есть ни одного. Лишь раз в 5-7 лет судья оглашает такой приговор. Слово «негусто» в данном случае даже чрезмерно мягкое!

Откуда такие цифры? Они получены на основе статистических данных и нехитрых расчетов. Так, известно, сколько в судах общей юрисдикции всей страны работает судей.

Около 23 000. Несложно предположить, сколько из них специализируются именно на уголовных делах — от 1/3 до половины от этого числа. Это от 7667 до 11500. Теперь нам требуется знать, сколько всего в стране вынесено оправдательных приговоров.

За 2009 год полных данных нет.

Используем данные за 2008 год — 1825.

После этого делим количество судей (специализирующихся на уголовных делах) на число оправдательных приговоров и получаем те самые цифры, которые указаны выше — от 0,16 до 0,24. Данные о количестве судей в России и оправдательных приговоров в 2008 году мы взяли из материалов исследования, проведенного Институтом проблем правоведения при Европейском университете в Санкт-Петербурге.
Данные о количестве судей в России и оправдательных приговоров в 2008 году мы взяли из материалов исследования, проведенного Институтом проблем правоведения при Европейском университете в Санкт-Петербурге. Название исследования говорит само за себя —

«Обвинительный уклон в уголовном процессе: фактор прокурора»

.

В распоряжении Право.Ru оказался полный текст исследования. Опираясь на него, мы и готовили данную статью.

Три причины, которыми принято объяснять то, что судьи выносят только обвинительные приговоры. Но эти причины — лишь прикрытие одной самой главной причины Причина первая: многие судьи пришли из прокуратуры и остаются во власти своих прошлых профессиональных навыков — воспринимают себя как борцов с преступностью, а не защитников закона.

Кроме того, судьи продолжают с сочувствием относиться к бывшим сослуживцам — прокурорам и закрывают глаза на недостатки в их работе.

Вторая причина: большинство судей получили юридическое образование еще в советское время и поэтому подходят к судебному процессу по старинке — защиту воспринимают как неизбежную и малозначащую формальность, а обвинителя, как представителя государственных интересов, слушают внимательно и внимают ему.Третья причина: большая нагрузка на судей, из-за чего в рассмотрении дел возникает спешка. У судьи нет возможности тщательно разбираться с обстоятельствами каждого дела, поэтому часто приговоры выносятся на основе слабых доказательств. Несомненно, все эти причины имеют значение.

Однако очевидно, что все они — субъективного свойства. Старые профессиональные привычки, образование, полученное в советские годы, большая загрузка… Разве может все это рассматриваться как серьезные реальные препятствия оправдать обвиняемого, если его вина не доказана или в материалах следствия много огрехов, оставляющих неясности?

Сочувствие к бывшим сослуживцам — важная вещь, но для всего есть пределы. Существует еще и здравый смысл, понимание того, что в твоих руках жизнь и судьба человека, его близких.

Да и много ли времени надо профессиональному судье, чтобы понять, что в деле есть нестыковки?! В Европе и Америке в судьи тоже часто приходят из прокуроров. И там тоже случается, что судья не совсем беспристрастен, так как благоволит к бывшим сослуживцам. Но такие случаи становятся поводом для серьезного разбирательства.
Но такие случаи становятся поводом для серьезного разбирательства.

Однажды в Европейский суд по правам человека поступила жалоба на судью, рассматривающего дело «Пирсак» (Piersak) против Бельгии. Гражданин жаловался на то, что судья, ведя процесс, демонстрировал явную зависимость от позиции прокуратуры, в которой работал прежде (до того, как был назначен судьей). И жалоба была удовлетворена: ЕСПЧ констатировал, что на процессе создавалась лишь видимость независимости суда.

Это нарушает статью 6 Европейской конвенции по правам человека. Кроме того, отметил ЕСПЧ, судья проявлял навыки, приобретенные в другой профессии.

В России все по-другому. Судьи часто идут на поводу у обвинения, и уличить их в этом очень сложно, практически невозможно. Если всерьез отнестись к 3 указанным выше причинам, то нетрудно предположить, что они все же не настолько серьезны, чтобы их невозможно было устранить.

Тем более, что в этом — устранении явного обвинительного уклона в судах — принимает участие даже Президент РФ Дмитрий Медведев, которому журналисты во время одной из пресс-конференций указали на подозрительно низкий процент оправдательных приговоров (они почти отсутствуют). Президент предпринял реальные шаги, направленные на гуманизацию законодательства. Сначала Дмитрий Медведев сказал о необходимости заменять содержание под стражей на другие виды наказаний в своем послании федеральному собранию (об этом мы писали ).

Позже он сам инициировал внесение в УК поправок, смягчающих наказание и отменяющих уголовное преследование за экономические преступления (подробнее об этом вы можете прочитать ). С подачи же президента серьезному реформированию подверглось МВД России (мы рассказывали об этом, например, ), менее серьезному — следственный комитет и прокуратура (материалы об этом выложены и ).

И что же? Каков результат? К сожалению, никакого. Судьи по-прежнему выносят обвинительные приговоры даже тогда, когда доказательства вины очень рыхлые. Чего стоит, например, дело предпринимателя Олега Рощина, которого суд приговорил к 18 годам тюрьмы за экономическое преступление, мягко говоря, слабо доказанное (об этом мы подробно писали ).Получается, даже Президент РФ не в состоянии отучить судей от неких старых привычек, устранить их архаичные установки?

Почему? Только из-за указанных выше причин? Не верится! Может быть, надо сменить весь судейский корпус, и тогда проблема будет решена?

К сожалению, и на этот вопрос нельзя ответить утвердительно. У практики поголовных обвинительных приговоров есть другое объяснение. И оно напрямую затрагивает интересы судей.

Снова обратимся к статистике.

Она укажет, где искать причину. Немногочисленные оправдательные приговоры выносятся главным образом по делам частного обвинения, рассматриваемым без прокурораТаковы две особенности дел, по которым выносится основная масса оправдательных приговоров.

Первая: составы преступлений. В основном это не тяжкие преступления, классифицируемые по статьям «Оскорбление», «Клевета», «Побои», «Умышленное нанесение легкого вреда здоровью», по 4 статьям УК РФ — части 1 статьи 115, части 1 статьи 116, части 1 статьи 129 и статье 130.

То есть, это дела так называемого частного обвинения. Разбирательство инициируется исключительно по заявлению пострадавшего, дело может быть прекращено по его же инициативе. Вторая особенность таких дел: в них практически никогда не участвует прокурор.

Иными словами, это дела, в которых просто нет государственного обвинителя. На такие дела приходится 68% всех оправдательных приговоров, 76% решений о прекращении дела по реабилитирующим обстоятельствам и 24 % вердиктов о прекращении по иным обстоятельствам (чаще всего, по примирению сторон).

Уголовные дела нечастного обвинения (с участием прокурора): оправдательных приговоров почти нет Исключив все дела частного обвинения, мы располагаем только такими делами, в которых обвинение представлено прокуратурой. Из 1000 таких дел только по двум вынесены оправдательные приговоры.

И лишь 5 прекращены по реабилитирующим обстоятельствам.Несложно предположить, что именно присутствие или отсутствие в деле прокурора является определяющим фактором в том, каким будет решение суда.

Если в деле есть прокурор, на оправдание можно почти не надеяться. Хитрость судей: прекращение дела по нереабилитирующим основаниям. И подсудимый освобожден, и прокурор не в обидеПочти 20% из тех уголовных дел, по которым обвиняемые не отправлены в тюрьму, прекращены именно по нереабилитирующим основаниям.

Поэтому если в деле недостаточно доказательств или нарушены правила расследования, судья может либо признать вину подсудимого недоказанной, либо прекратить дело по формальным основаниям. Разумеется, чаще всего судьи выбирают второй вариант.

Почему? Ответ становится очевидным, если вспомнить, какие именно основания являются нереабилитирующими, позволяющими прекратить дело.

Таких оснований два: примирение сторон или деятельное раскаяние. Примирение сторон происходит по желанию самих сторон — потерпевшего и подсудимого. Судья разрешает или не разрешает примирение, независимо от мнения прокурора.

Деятельное раскаяние инициируется следователем. Оно должно быть поддержано прокурором. Если на суде речь заходит о раскаянии, значит, прокурор поддержал его.

Но самое главное: в обоих случаях (и при примирении сторон, и при деятельном раскаянии) интересы прокурора не страдают, так как прекращение дела по таким основаниям автоматически подразумевает признание подсудимым своей вины в полном объеме. Значит, следователи и прокурор потрудились хорошо, так как вина доказана.

И никому не обидно — ни прокурору, ни подсудимому. И судье такое решение не грозит неприятностями.Поэтому если вина подсудимого не доказана или доказательства недостаточны и при этом есть возможность либо оправдать подсудимого, либо прекратить дело по нереабилитирующим основаниям, то судья выберет именно второй вариант.

И судье такое решение не грозит неприятностями.Поэтому если вина подсудимого не доказана или доказательства недостаточны и при этом есть возможность либо оправдать подсудимого, либо прекратить дело по нереабилитирующим основаниям, то судья выберет именно второй вариант. Ведь если вынести оправдательный приговор, это будет означать, что работа следствия и прокурора оценена «на двойку».

Кстати, прекращение дела по нереабилитирующим основаниям хорошо еще и тем, что подсудимый не сможет требовать компенсацию от государства (это можно делать, если дело закрыто по реабилитирующим основаниям). Прокуроры — ярые противники оправдательных приговоров. Чем это объясняется? Объяснить это несложно.

Как мы уже говорили выше, оправдательный приговор — это «двойка» следствию и прокуратуре. Получается, они не смогли собрать доказательств.

Если бы все заключалось только в моральных оценках, то ситуация не была бы такой удручающей. Источник нашего портала в прокуратуре, пожелавший остаться неназванным, подтвердил, что за каждый оправдательный приговор прокурор получает выговор, а три выговора в год — увольнение. Почему судьи боятся опечалить прокурора оправдательным приговором.

4 действительно веских причиныЭто лишь теоретически суды стоят выше прокуратуры и вольны принимать независимые решения.

На самом деле, все несколько иначе. Есть четыре реальные и совершенно не субъективные причины, касающиеся личных интересов судей: Первая причина: прокуратура всегда обжалует оправдательные приговоры (почему, сказано чуть выше), добиваясь его отмены.

Вторая причина: судью, вынесшего оправдательный приговор, прокуратура может обвинить в коррупции. За этим последуют проверки не только в отношении самого судьи, но и всего суда, его председателя.

Разумеется, все это не радует председателя, и он не поощряет оправдательные приговоры.Третья причина: судью могут привлечь к уголовной ответственности.

Это, правда, может сделать только генеральный прокурор.

Однако следственные действия проводит прокуратура того города, где находится суд. Четвертая причина: прокуратуре принадлежит право вето при назначении судей.

ККС направляет заявления претендентов на должность судей для проверки (на достоверность и правдивость) именно в прокуратуру.

Поэтому она может забраковать того или иного претендента. Этим отчасти объясняется, почему так легко проходят в судьи прокуроры.

Словом, у прокуратуры есть масса возможностей создать служебные, карьерные проблемы судье. И вероятно, этим объясняется большая свобода арбитражных судей в вынесении решений — в арбитражных процессах не участвуют прокуроры, и не давят на судей.

Главная причина обвинительного уклона: судьи зависимы от прокуроров, обвинение не является только стороной судебного процессаКак видим, судья и прокурор в чем-то зависимы друг от друга. Каждый из них имеет возможность осложнить жизнь другого (помним о том, что оправдательный приговор оборачивается выговором для прокурора). Поэтому судьи, не желая вступать в конфронтацию с прокуратурой и превращать жизнь в бесконечные проверки, выносят обвинительные приговоры.

Как говорится, от греха подальше.

Этим объясняется и откровенно хамское порой, неуважительное по отношению к суду поведение некоторых прокуроров на процессах.

Иногда, чтобы не обижать прокурора, не будить в нем зверя, судьи пытаются найти некое соломоново решение, как говорится, и нашим, и вашим. За что и страдают. Мы рассказывали недавно о суде над «педофилом» в Санкт-Петербурге. Судья в своем решении фактически указала, что вина подсудимого не доказана, однако вынесла, хотя и мягкий, но обвинительный приговор.

Но прокуратура все равно начала проверку судьи на коррупционность… (подробнее об этом можно прочитать . Однако сам факт, что судья готов поддержать обвинение, даже если оно не представило убедительных аргументов в обоснование своей позиции, расхолаживает следователей и прокуроров, поощряет небрежность в их работе.Говорить о том, что прокуратура является такой же стороной процесса, как скажем, адвокат, в такой ситуации просто наивно. Разве может прокурор быть обычной стороной процесса, если он еще и контролер судьи?!Требуется радикальное системное изменение: судьи должны быть действительно независимыми от прокуратуры.

Остальные причины исчезнут сами собойОбвинительный уклон исчезнет в тот же момент, когда судьи получат возможность выносить приговоры без оглядки на прокуратуру. Это главное, что нужно сделать. И тогда множество других субъективных причин, мешающих по заслугам оправдывать подсудимых, попросту исчезнут.

Судьи станут действительно независимыми и беспристрастными.

Конкретные меры, которые нужно предпринять:

  1. Ограничить права прокуратуры в подаче апелляций и кассаций по собственной инициативе.
  2. Дать судье законные основания инициировать деятельное раскаяние обвиняемого по своему усмотрению (невзирая на позицию следователя и прокурора).
  3. Лишить прокуратуру права обжаловать оправдательные приговоры (пусть это делают пострадавшие).
  4. Наделить судью правом, внеся поправки в УПК, прекращать дело любой тяжести на основании примирения с потерпевшим (лицом, в отношении которого совершено преступление).

До тех пор, пока судья останется зависимым от прокуратуры, ни призывы Президента РФ, ни усилия Госдумы, ни возмущение общественности не исправят ситуацию, и даже невиновные будут попадать в тюрьму. Полный текст исследования

«Обвинительный уклон в уголовном процессе: фактор прокурора»

вы можете посмотреть .

Автор: Леонид Мазурик

  1. , ,
  2. ,

Дело в особом порядке — в чем опасность особого порядка и стоит ли на него соглашаться?

Особый порядок — в чем опасность особого порядка и стоит ли на него соглашаться? Вас поставили перед выбором – взять особый порядок рассмотрения уголовного дела или рассматривать дело в общем? Давайте разберемся – что лучше.

Особый порядок применяется для того, чтобы упростить процедуру рассмотрения уголовного дела судом, сократить затраты времени и сил. Особой порядок возможен только если подсудимый признает свою вину и согласен с предъявленным ему обвинением! Причем рассмотрение дела в особом порядке возможно только по делам о преступлениях, максимальный срок наказания по которым не превышает 10 лет лишения свободы.

Но прежде, чем согласиться на особый порядок, нужно взвесить все плюсы и минусы. Какие минусы в особом порядке? Самый главный недостаток особого порядка – суд не устанавливает обстоятельства преступления.

Судья не проводит в нем исследование и оценку доказательств, собранных по уголовному делу.

При этом могут быть исследованы обстоятельства, характеризующие личность подсудимого, и обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание. Заседание в особом порядке проводится, как правило один раз, никаких свидетелей в суд не вызывают, никаких доказательств не оглашают, дело рассматривается в течение часа-двух, и такое рассмотрение носит формальный характер. Для подсудимого это скорее минус, потому как если недобросовестный следователь не собрал необходимые доказательства виновности, но получил согласие подследственного на проведение дела в особом порядке – приговор на 100 процентов будет обвинительным и несправедливым!

Как правило, все следователи предлагают особый порядок обвиняемым для того, чтобы снизить свою нагрузку, не заниматься сбором доказательств, избежать жалоб и ходатайств со стороны защиты и самого обвиняемого.

Дела, направляемые в особом порядке в суд – как правило содержат множество ошибок, не имеют надлежащих доказательств виновности подсудимого. В таких делах все строится, как правило, только на признании своей вины.

Поэтому, если вы считаете, что ваши действия квалифицированы неверно, либо вам вменяется то, чего вы не совершали – не соглашайтесь на особый порядок, такое дело должно рассматриваться в общем порядке с возможностью исследования всех доказательств обвинения и защиты! Единственный плюс особого порядка постановления приговора – это то, что суд постановляет обвинительный приговор и назначает подсудимому наказание, которое не может превышать две трети максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление.

То есть такой приговор теоретически может быть мягче, чем приговор вынесенный в общем порядке. Также, следует помнить , что обжаловать приговор, вынесенный в особом порядке сложнее, потому что по УПК РФ, вы не сможете в своей жалобе ссылаться на несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела. Это ограничение наложено вследствие того, что суд на первой инстанции фактически не разбирает ваше дело.

Само же ходатайство о проведение особого порядка заявляется обвиняемым в момент ознакомления с материалами уголовного дела либо на предварительном слушании в суде, в тех случаях, когда оно обязательно. На практике это выглядит так – следователь давит на обвиняемого, мотивируя тем, что если тот выберет особый порядок — то приговор будет мягче, и не будет связан с реальным лишением свободы, обвиняемый соглашается, подписывает все постановления, признает свою вину, дело направляется в суд – а в суде уже выносится обвинительный приговор, причем по которому подсудимому дают реальное лишение свободы! Жаловаться потом на что-то бесполезно.

Поэтому – трижды подумайте, прежде чем выбирать особый порядок вынесения приговора, посоветуйтесь с адвокатом, причем с вашим адвокатом, а не с адвокатом, представленным следователем. Помните, что на кону ваша судьба и ваше будущее, и выбирая особый порядок вы по сути сжигаете все мосты за собой. Как адвокаты мы считаем, что особый порядок развращает следователей и суд, для подзащитных абсолютно невыгоден, не дает возможности адвокатам адекватно осуществлять защиту, не позволяет обвиняемым ссылаться на доказательства своей невиновности.

По сути – сейчас, к сожалению, особый порядок это способ обмана обвиняемого со стороны следствия с использованием пустых обещаний мягкого приговора. Если вам нужна помощь по вашему делу — звоните нам, предварительная консультация и оценка перспективы вашего дела по телефону будут честными и бесплатными!

Адвокат М.П. Домбровицкий

Соглашаться ли на особый порядок рассмотрения дела?

Безусловно, данный порядок рассмотрения уголовного дела серьезно облегчает работу сотрудникам следственного органа и суда. Имея возможность, они попытаются убедить обвиняемого в преимуществе такой сделки.

Для принятия решения необходимо проконсультироваться с защитником, но зачастую такая возможность отсутствует, поэтому к вопросу нужно подойти серьезно и тщательно обдумать все плюсы и минусы.

Обязательна консультация с защитником Ни при каких обстоятельствах принимать условия стороны обвинения нельзя, если имеются неопровержимые доказательства невиновности. Иначе возможность избежать наказания будет полностью исключена.

Также стоит учесть то, что договор о сотрудничестве — это смягчающее обстоятельство, но помимо него могут существовать и иные.

В таком случае необходимость в первом отпадет. Стоить помнить, что наказание при особом порядке не будет превышать двух третей максимального срока или размера санкции, дополнительно уменьшить наказание может суд только по своему усмотрению. Обещания следователя «скостить срок» до минимума не гарантия того, что так произойдет в действительности.

Дополнительная информация! Бывают случаи, когда заявить ходатайство о рассмотрении в особом порядке — единственный путь облегчить свою участь. Тяжкое преступление, отсутствие любых фактов, говорящих о непричастности обвиняемого — веские причины для того, чтобы не упускать последнюю возможность повлиять на свою судьбу и пойти на сделку со следователем в соответствии с нормами УПК.

К такому явлению уголовного процесса, как особый порядок рассмотрения дела нельзя относиться однозначно положительно или негативно. Если для государства и стороны обвинения это всегда экономия средств и времени, то обвиняемый может оказаться в ловушке закона.

Поэтому прежде, чем решиться на такой шаг, стоит учесть и обдумать все нюансы и возможные последствия, и лучше, если это будет происходить с помощью грамотного защитника.

Кода допускается предъявлять ходатайство?

Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации определяет 2 момента, когда заинтересованное лицо может направить просьбу:

  • Во время предварительного слушания.
  • При ознакомлении с материалами завершенного расследования.

Следует сказать, что подготовительное заседание проводится далеко не всегда. Соответственно, наиболее подходящим будет момент ознакомления с результатами расследования.

Бесплатный вопрос юристам онлайн

Если Вам трудно сформулировать вопрос — позвоните, юрист Вам поможет: Бесплатно с мобильных и городских Бесплатный многоканальный телефон Если Вам трудно сформулировать вопрос — позвоните по бесплатному многоканальному телефону , юрист Вам поможет

Юристов онлайн Вопросов за сутки Вопросов безответов Подписаться на уведомления Мобильноеприложение Мы в соц. сетях

© 2000-2020 Юридическая социальная сеть 9111.ru *Ответ на вопрос за 5 минут гарантируется авторам VIP-вопросов.

Москва Комсомольский пр., д. 7 Санкт-Петербург наб. р. Фонтанки, д. 59 Екатеринбург: Нижний Новгород: Ростов-на-Дону: Казань: Челябинск:

Соглашение о сотрудничестве (досудебном)

Стороны защиты и обвинения могут заключить особый договор о сотрудничестве. В нем согласовываются условия ответственности обвиняемого (подозреваемого) при совершении им определенных действий с момента возбуждения уголовного дела либо предъявления обвинения.

Уголовно-процессуальный закон предъявляет следующие требования к заявлению ходатайства о заключении соглашения:

  1. подача ходатайства обвиняемым (подозреваемым) в письменном виде с подписью защитника или адвоката;
  2. наличие в ходатайстве информации о том, какие действия обвиняемый (подозреваемый) обязуется совершить для содействия расследованию, раскрытию личностей соучастников, розыска пропавшего имущества.
  3. заявление в определенный срок — от старта уголовного преследования до завершения предварительного следствия;

Прокурор должен рассмотреть ходатайство в трехдневный срок и вынести постановление о его удовлетворении или отказе от его удовлетворения. Если принято положительное решение, то после окончания предварительного следствия обвинитель выносит постановление, в котором подтверждает исполнение обвиняемым взятых на себя обязательств. Этот документ вместе с уголовным делом затем поступает в суд, где решается вопрос об утверждении особого порядка судебного разбирательства.

Заключение

В заключении хочу отметить, что прежде чем избрать возможность рассмотрения дела в особом порядке, следует тщательно обдумать все плюсы и минусы такого вида судопроизводства.

Не стоит забывать, что из-за того, что возможность обжалования приговора, постановленного в особом порядке, существенно ограничена, то и суд, выносящий такой приговор, и сторона обвинения будут меньше опасаться его отмены, ведь она практически сведена к нулю.

Ко мне часто обращаются люди, в отношении которых постановлен приговор в особом порядке, либо их родственники. Поясняют, что недовольны постановленным приговором и назначенным наказанием, иногда даже отрицают свою вину в содеянном, утверждают о наличии доказательств в их пользу. Но все это уже ни к чему, так как приговор был постановлен в особом порядке, и говорить о данных обстоятельствах уже поздно.

Однако и не нужно полностью исключать возможность рассмотрения дела в особом порядке, если привлекаемое лицо признает вину и раскаивается в содеянном. Бывают и такие ситуации. Все зависит от обстоятельств дела и их тщательного юридического анализа. Выводы делаете сами, однако не делайте их поспешно.

Автор статьи – адвокат Спиридонов Михаил Владимирович Поделиться статьей в социальных сетях Количество просмотров статьи: 30 017

Маневр системы: почему в России стали реже судить в особом порядке

Сейчас Институт проблем правоприменения при Европейском университете в Санкт-Петербурге при поддержке фонда «Хамовники» проводит полевое исследование практики судов присяжных в районных судах. Мы встречаемся с судьями, гособвинителями, защитниками, и вопрос нагрузки становится основным в таких беседах. Отказ от особого порядка означает автоматический рост нагрузки на суды.

Большинство опрошенных фиксируют этот тренд с конца 2018 года и связывают его с указаниями Генпрокуратуры. И судьи, и прокуроры на местах рассказывают о неформальных установках на снижение процентных соотношений. В одном регионе прокуроры выполняют спускаемые показатели рьяно, в другом все зависит от текущих проблем на местах (поэтому доли особого порядка снижаются не везде, где-то показатель и растет).

Например, в городе-миллионнике доля особого порядка должна быть снижена до 40–50%. Есть райцентры (до 15 тыс. населения), где с начала 2020 года все уголовные дела были рассмотрены в общем порядке. В других небольших городах прокуратура все же удерживает показатели 30–40%, ссылаясь на нехватку кадров: бывает, что «на земле» только один гособвинитель, и он просто не может участвовать общим порядком во всех делах у районных и мировых судей.

Практически каждый прокурор рассказывает о случаях, когда он из-за отказа от особого порядка изменил обвинение уже на судебной стадии.

Однако это всегда отказ от части обвинения (одного состава или эпизода).

Не стоит думать, что правоприменение стало мягче, а подсудимые стали чаще получать оправдание или реабилитирующие исходы. Это невыгодно той же стороне обвинения, которая вместе со следствием несет ответственность за то, что человек незаконно был привлечен к уголовной ответственности.

И не стоит думать, что гособвинители отказываются от особого порядка только в сложных делах по тяжким преступлениям, где его применение вызывало больше всего вопросов. Тенденция коснулась и простых случаев, нередко даже дел с административной преюдицией, где в основе обвинения лежат штрафы, например за ДТП с ущербом (ст.

264.1) или неуплата алиментов (ст. 157.1), и нет практически никакого спора о доказательствах. По каким же основаниям гособвинитель возражает против применения особого порядка?

Чаще всего называют три причины, и все они легко применимы к любому делу. Первое — это изменение обвиняемым данных в ходе следствия показаний. Второе — когда признание является практически единственным доказательством в деле: по новым установкам прокуратуры это требует проверки в гласном судебном слушании.

Неясно, правда, почему прокуроры не требуют от следователя доработать обвинение на этапе предварительного расследования, а утверждают обвинительное заключение с такими неполными доказательствами. И, наконец, третье основание — обращение подсудимого за наркологической или психиатрической помощью.

Здесь учитывается не только факт состояния на учете на момент совершения преступления, что может быть основанием для самооговора, но и обращения в течение всей жизни. В результате новой политики прокуратуры суду приходится назначать все слушания, вызывать всех свидетелей, обеспечивать их явку, а при ее отсутствии переносить заседания.

Процесс растягивается на срок до полугода. А судьи зависят от строгости областных судов, контролирующих соблюдение сроков расследования уголовных дел, и боятся негативных оценок своей работы.

Отказ от особого порядка вызывает раздражение и у подсудимого, и у потерпевших, если все они согласны с предъявленным обвинением, и приводит к дополнительным расходам — и на транспорт, и на оплату представителей в суде. Растут и расходы государства на оплату адвокатов, вступивших в дело по назначению судьи.

Судьи рассказывают, что, с одной стороны, государство в лице управлений Судебного департамента при Верховном суде требует разумных расходов на юридическую помощь, а с другой — гособвинители создают условия для повышения этих расходов.

Каков же результат? Опубликованные недавно судебным департаментом показывают, что доля применения особого порядка по делам, где он возможен, действительно уменьшилась (в 2018 году — 65,2%, в первом полугодии 2020-го — 60,5%). Одновременно несколько снизилась скорость прохождения дел: в первой половине 2020 года суды рассмотрели на 2% меньше в долях от поступивших (93,7% против 95,6% в первой половине 2018-го) при общем снижении количества потока дел. Но, как и можно было ожидать, доля оправдательных приговоров не изменилась: она, включая и реабилитирующие исходы, остается на уровне 0,47%.

Последние новости по теме статьи

Важно знать!
  • В связи с частыми изменениями в законодательстве информация порой устаревает быстрее, чем мы успеваем ее обновлять на сайте.
  • Все случаи очень индивидуальны и зависят от множества факторов.
  • Знание базовых основ желательно, но не гарантирует решение именно вашей проблемы.

Поэтому, для вас работают бесплатные эксперты-консультанты!

Расскажите о вашей проблеме, и мы поможем ее решить! Задайте вопрос прямо сейчас!

  • Анонимно
  • Профессионально

Задайте вопрос нашему юристу!

Расскажите о вашей проблеме и мы поможем ее решить!

+